16+

Газета «Сельская новь»

Главная / Статьи / Из истории Краснохолмского земского здравоохранения
03.09.2018 15:07
  • 7

Категории:

Из истории Краснохолмского земского здравоохранения

В 1861 году Александр II провёл крестьянскую реформу, которая превратила 85% сельского населения России из крепостных людей в почти свободных земледельцев. Стало необходимым относиться к ним, как к полноправным членам российского общества, естественно, в рамках существовавшей в то время сословной системы. Конечно, при проведении реформы царь заботился в основном о своих проблемах и проблемах многочисленных родственников, которые продолжали хотеть жить, не работая. На первое место ставились интересы главного сословия Российской империи, а именно интересы землевладельцев- дворян, владевших поместьями с сотнями десятин земли, которые они сами не могли, или не желали обрабатывать своими руками.

Если бы реформа проводилась с рукой на сердце, нужно было бы всех жителей страны лишить сословных привилегий, обложить прогрессивным налогом и понемногу начать выкарабкиваться из вековой трясины. Но поступили снова, как всегда, возложив государственные заботы на деревенских жителей и городское простонародье, мещан, ремесленников и купцов(кроме купцов первой гильдии), ибо у царя был большой двор, который не желал лишаться денег, собираемых в виде налога. Эти деньги можно было взять наиболее просто у народа, обложив его новыми поборами.

В 1864 году был обнародован царский указ о создании так называемых земств. Эти органы самоуправления состояли из местных помещиков и других землевладельцев, купцов и интеллигенции городов, деревенских богачей, которые представляли крестьянство. Земства были созданы далеко не во всех губерниях, а лишь в таких, где подавляющее число жителей до 1861 года были помещичьими, удельными или государственными крестьянами. Земства не были вольными органами местного самоуправления, за их деятельностью следили органы государственной власти, и в их состав без выборов назначали представителя Православной церкви.

Губернатор принимал решение о времени открытия земских собраний.

В числе многих вопросов, отнесённых к компетенции земств, было и создание лечебниц для всех по принципу «здоровый лечит больного», то есть все жители территорий, где были открыты земские управы, должны были ежегодно отчислять в бюджет земств определённую сумму денег, часть которой шла и на медицину.

До земской реформы 1864 года народному здравоохранению не уделялось почти никакого внимания, больниц для простых людей даже в городах не было. Обслуживанием больных занимались государственные лечебницы для бездомных инвалидов войн, монастыри, различные приюты. Для имущих слоёв городского населения существовали частные лечебницы или просто частные врачи.

Тёмный, безграмотный народ мог избавиться от болезни у признанных ими же целителей и бабок- повитух, которые в меру своих знаний помогали людям увеличиваться численно. В общем, простонародье лечили редко и плохо. На уровне рабочего скота.

Поэтому земская реформа 1864 года была хороша уже тем, что она сдвинула с места почти все закостеневшие органы общественного организма, придала системе медицинского обслуживания крестьян и мещан более или менее цивилизованный вид.

В плане медицинского обслуживания каждый уезд был разделён на медицинские участки.

Весьегонский уезд в середине 19 –начале 20 веков был обширной территорией, включавшей в себя большую часть (или полностью) нынешних Весьегонского, Краснохолмского, Молоковского, Сандовского и Лесного районов. Часть краснохолмских земель ранее были в составе нынешних Бежецкого и Сонковского районов. Кроме того, в уезд входило Замоложье, которое сейчас находится в составе Новгородской и Вологодской областей. Поэтому центры некоторых медицинских участков отстояли друг от друга на расстоянии до 50-80 км.

В уездном городе Весьегонске был обустроен первый участок медобслуживания. Вторым медицинским участком в нашей местности стал вначале заштатный город Красный Холм. Позже он стал третьим участком, а вторым определили с.Кесьму.

Количество врачей, фельдшеров, акушерок и низших работников больниц определялось уездным земством, исходя из сбора денег с крестьян, деревенских предпринимателей, купцов и горожан. Все они, кроме налога, платили и земский сбор. Такой же сбор платили и землевладельцы или владельцы предприятий из числа дворян. Этот сбор формировал земский бюджет. Из средств земского бюджета нанимали на службу врачей и средний медперсонал, а позднее и обслугу. При постоянной нехватке денег практиковался и дополнительный пятикопеечный сбор денег с жителей местности на нужды медицины.

Из имеющихся у меня сведений, второе заседание земского уездного собрания в Весьегонске началось 11 августа 1867 года. На нём был заслушан также отчёт о состоянии медицинского обслуживания в уезде, но не было принято каких-то определённых решений по этому вопросу.

По 1869 году имеются сведения лишь о бюджете Весьегонской земской медицины. Статьёй 15 распределения бюджета уездного земства было выделено на наём земских врачей, фельдшеров и на медикаменты 3980 рублей (для сравнения, на содержание мировых судей и их обслуживание было выделено 47920 рублей. А мировых судей в уезде было 4 персоны. Лично в руки каждый мировой судья получал 1562.50 руб. в год). Мировыми судьями были, в основном, дворяне, не покидавшие своего имения и зимой.

В 1867-1869 годах в Весьегонске земскими врачами служили г. фон Резон и г. Перлис. Эти врачи обслуживали весь уезд, практически постоянно находясь в разъездах, в отличие от фельдшеров, принимавших больных на дому.

Кроме них весьегонцам бескорыстно помогал врач на пенсии Иван Исакиевич Европеус, позже награждённый земством золотыми часами и цепочкой за 250 рублей.

В 1871 году среди земских врачей упоминаются Н.И. Абраменко, после него г. Силич, который уже с врачом г. Демидовым вели в это время борьбу с эпидемиями холеры, чумы и сибирской язвой скота. В лето 1871 года пало 69 лошадей, 41 корова. От чумы пало 343 коровы и 108 овец. Сразу с эпизоотией началась эпидемия. Для борьбы с этим злом в с. Пруды была основана временная холерная лечебница на сумму 8.33 и 3\4 копейки.

Огромной проблемой для нашего района на протяжении долгих лет оставался сифилис.

Постоянно ассигновалось лечение сифилиса (создавались квартиры для сифилисных больных). Нищета и невысокие нравственные устои в обществе приводили к тому, что сифилис был обычным явлением, несмотря на усилия церкви повлиять на нравственность прихожанок.

Была и другая проблема, неизвестная пока нам. Матери подкидывали или убивали младенцев, которых не могли прокормить или боялись осуждения общества. Часто новорождённых закапывали в землю, или, зимой, в навоз. Земство понимало, что нужен приют хотя бы на 10 младенцев и детей.

В начале 70-х годов в земстве остро встаёт вопрос об обслуживании населения Красного Холма и его окрестностей, где врача и больницы не было, а весьегонский врач Демидов приезжал в 1872 году в город только 5 раз вместо предписанного одного раза в неделю, само собой, без объявления. Во время эпидемии оспы он не был здесь ни одного разу. Фельдшеры всего уезда (9 человек) часто пьянствовали и не исполняли своих обязанностей.

После критики на собрании в 1871 году земцами врач Демидов был уволен. Но это был весьегонский врач. В Красном Холме больницы для простонародья пока не было.

В Красном Холме было вначале открыто родовспомогательное отделение- приют под патронажем и, видимо, на деньги помещицы М.Н. Бешенцовой, владевшей в наших местах д. Шабунино (вблизи д. Ульянино) и пустошами Дор и Крапчи.

Но лишь после выступления гласного, крестьянина Степана Тихоновича Зернова, сообщившего о двух вопиющих случаях смерти крестьян в Краснохолмском участке, дело начало трогаться с места. А Зернов сообщил в Весьегонске, что крестьянин Делединской волости, д. Тужилово , который отправился из с. Деледино в Красный Холм за 30 км на телеге, умер в поле возле д. Дор (Горшечный?) Хабоцкой волости . Второй случай произошёл в самом городе. Там в первых числах сентября 1871г. хабоцкий «60-летний старик Мирон Иванов лежал на улице без всякой помощи за неимением больницы».

После этого выступления, в 1873 году Весьегонское земство, наконец, поднимает вопрос о создании больницы в г. Красный Холм хотя бы при квартире фельдшера.

Вообще причиной столь долгого отсутствия больницы в нашем городе можно считать: во-первых, что очень малое число краснохолмцев было в списках гласных; во- вторых, что рассуждения некраснохолмцев о том, что Красный Холм богат и там чуть ли не булки на деревьях растут; в-третьих, большинство гласных утверждали, что город и краснохолмцы умеют трудиться весь год, и в самых сложных условиях они сами найдут пути выхода из тяжёлого положения и при нужде смогут содержать больницу на дополнительные сборы со своего населения (как будто краснохолмцы не платили земский сбор). Ну, и, можно отметить, что в районе было просто мало помещиков, которые всегда любили пожинать плоды народного труда. Почти 2\3 района было до 1861 года казённовладельческим.

Видимо, исходя из этого, председатель Весьегонского земства г. Алексеев очень желал, чтобы население Красного Холма и окрестностей построило больницу в своём городе без помощи земства. Краснохолмские гласные хотели, наоборот, равенства во всех вопросах.

Поэтому 5 сентября 1874 года, один из краснохолмских депутатов земского собрания Лука Кисловский произнёс в земстве речь, в которой прямо сказал, что «наш край не состоит целиком из пашни… и что богатства… происходят..от большей энергии, предприимчивости и деятельности жителей, в то время как Замоложье сидит сложа руки, или лежит на печи…Краснохолмец, -утверждал он, весь год работает, трудится. А перерядиться из балахона и лаптей в сапоги и поддевку зависит от самого замоложца».

Этими словами краснохолмский депутат требовал равенства в распределении земского сбора и открытия больницы для крестьян уезда в районе нашего города.

Таким образом, несмотря на нежелание Весьегонской уездной верхушки, в 1876 году в г.Красный Холм уже отмечается земская лечебница. То есть 1875 г. можно считать приблизительной датой открытия Краснохолмской земской больницы. Земская лечебница не соответствовала тем условиям, каким должна удовлетворять единственная больница в местности. Она обслуживала 36000 жителей в районе города Красный Холм и до 15000 человек вокруг него.

Больницей вначале называли квартиру фельдшера или врача, где помещались всего 2 кровати. Аптека была тут же. Врач должен был посещать страждущих за десятки километров от больницы. Поэтому почти сразу же начали поднимать вопрос о строительстве нового здания для больницы и предоставлении второго врача.

Это здание на несколько палат было всё же построено. Врачом больницы в это время был Чудновский. После него врачом служил г. Попов.

Больница появилась скорее всего на левом берегу реки Неледины, где находится и в настоящее время потому, что там стоимость земли была ниже, чем в городе. Левобережье часто и городом-то не называли, хотя там находились 2 городских квартала. Моста через реку долго не было, и жители пользовались бродом.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

Автор: В.МАСЛЯКОВ,
историк, учитель Хабоцкой школы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх