Меню
16+

Газета «Сельская новь»

06.05.2013 09:36 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 37-38 от 07.05.2013 г.

Уже не пропавший без вести

Автор: А. Пронин
Самая большая боль здравствующих ныне участников Великой Оте-чественной войны – до сих пор неизвестные судьбы фронтовых товарищей. Сколько их, без вести пропавших?

Сколько матерей и отцов, сестер и братьев, жен и детей годами ждали своих родных с фронта. Как дороги были для них хоть какие-то вести. Но, пожалуй, самыми страшными были извещения со словами « пропал без вести». Вся последующая их жизнь прошла в тревоге, ожидании и надежде, в попытках что-либо узнать о судьбе дорогого им человека.
Низкий поклон создателям фонда «Жить и помнить» и Книги памяти, всем кто ведет поиск сведений о пропавших без вести. Благодаря этим неравнодушным людям, их благородной кропотливой работе издано четыре Книги памяти. В них дана достоверная информация о тысячах уроженцев Калининской области, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны.
Правда о жертвах той Великой жестокой войны нужна всем ныне живущим, чтобы не допустить ничего подобного в будущем.
Недавно еще одна семья наших земляков узнала правду о смерти отца, о том, где он похоронен.
Л. СЕМЕНОВА, руководитель клуба «Ветеран».

Виктор Васильевич Галкин родом из ныне несуществующей деревни Шалагино Рачевского сельского Совета. Родители Галкины Василий Степанович и Наталья Ивановна, оба 1905 года рождения. Поженились в конце 20-х годов, были крестьянами, отец плотничал, жили скромно. В 1931 году родился старший брат Михаил, а потом и сам Виктор Васильевич. Началась финская война, отца призвали в армию. Вернулся живой, здоровый, да и все шалагинские мужики с финской вернулись. Не прошло и месяца, грянула Вторая мировая.
- Мать бывало вспоминала, как наш отец с дядей Павлом, его младшим братом, сидя за столом, договаривались: если кто не вернется с войны, погибнет, то другой, выживший, будет помогать семье погибшего. Отец ушел на фронт, а в доме муки было на две квашонки хлеба, — вспоминает Виктор Васильевич. — Время настало тяжелое, слез было, вспоминать не хочется. Из скотины — одна коза. Сами ели все подряд, особенно запомнилось, по весне, как снег сойдет с полей, ходили собирать "опестыши" — белые и черные(хвощ полевой). Они сладкие были, а белые собирали впрок, сушили.
Были ли от отца с войны письма, Виктор Васильевич не помнит. Потом пришло матери извещение: пропал без вести... Кто знает, что творилось в душе у неё? Некогда было убиваться да рыдать. «Об отце мать редко говорила, да и немногословная она была: не спросишь и не скажет. Детей нужно поднимать, да и колхоз остался на бабьих плечах. Ох и досталось бабам, вся ноша на них была, — рассказывает Виктор Васильевич. — Кроме них подростки, старики, да инвалиды».
И продолжил:
- Работали без передышки, без выходных. Рачевская церковь зерноскладом была, вся хлебом забита, стены после долго желтые от него были. Зимой все вывозили, приезжала машина ЗИС-5, на бортах красными буквами было написано: "Все для фронта — все для победы". Три рейса за день, целые кузова насыпали. Ох бабы намаялись! Зимы были снежные, расчистят подъезды-то, а ночью метель, и опять все по новой расчищать.
Брат Михаил был постарше, он уже учился в Рачевской школе. Виктор пошел в первый класс в 42 году. Как сейчас помнит, мать купила простой карандаш за 10 рублей и тетрадку в 12 листов за 12 рублей. А потом уж и на газетах писал. Учебник "Родная речь" один на 12 человек. Отучился четыре года, перешел в "большую" школу. Да немного и здесь проучился. Как мешки таскать под силу стало, дали лошадь и пошел в колхоз работать.
После войны пришел дядя Павел. У него сильно ноги болели, отморозил, и даже летом в валенках ходил, говорил, что на войне так: шинель на себя, под себя и под голову. Вспоминал, что ему еще повезло, командиры хорошие попались. Дядя Павел помогал чем мог, а умер потом прямо в День Победы, 9 мая.
Далеко не все земляки пришли с войны. А те, кто вернулись, были искалеченными. Как-то прослышали, что, дескать Барбашёв из Круглихи (имени Виктор Васильевич уже не припомнит), рассказывал, что был с Василием Галкиным в плену. Мать пошла в Круглиху узнать. Мужчина тот подтвердил, что видел отца в плену у немцев, видел как его жестоко избили, сапогом выбили зубы...
А потом в Шалагино вернулся из плена Василий Иванович Вьюнов. Четыре года от него не было ни письма, ни весточки, родные думали погиб. Женщины, у которых мужья считались без вести пропавшими, все как с ума посходили, кричат: «Вдруг и мой живой?». Но больше нежданно никто не вернулся.
Старший брат Виктора Васильевича Михаил из колхоза ушел в армию, обратно в деревню не приехал, остался жить в Выборге, потом в Сибири жил, на Урале. Да и сам он тоже служил с 1954 по 1957 в армии, в Киеве. На учениях был на местах боёв, траншеи копали на поле, 30-40 см земли снимаешь, а там кости, мины неразорвавшиеся торчат и осколки от снарядов, так много, как будто шлак насыпан.
Пришел из армии, жить немного полегче стало, уже корова была, дом поновей справили, старый разваливался. Виктор Васильевич никуда не уехал, остался в Шалагине с матерью. Она как-то сказала: «Уедешь, что я делать одна буду?». Деревня ещё большая была, в 1961 году 65 дворов насчитывалось. Стал дом новый строить. В 1967 году женился на девушке Тоне, которая зоотехником в колхозе работала. Дети родились, сын Коля и дочь Лена. В 1985 году переехали в Рачево, и дом перевезли, большую печку (русскую) дядя Павел помог сложить, ещё жив был. Мать умерла в январе 1990 года в Рачеве. Ей было 88 лет. Последние годы она уже и не поминала мужа, погиб и погиб. Смирилась, всё пережила.
Виктор Васильевич до пенсии работал в колхозе "Крюковский", а супруга Антонина Егоровна трудилась и в больнице, и на молокозаводе, а до пенсии работала почтальоном Нивского ОПС. Дети разъехались, на лето теперь приезжают внуки погостить у деда с бабушкой. Хоть дядя Витя и тетя Тоня на заслуженном отдыхе, без дела не сидят, хлопот хватает: корова, огород, дрова. Помимо этого дядя Витя любит что-нибудь сделать своими руками и получается это у него очень ладно, будь то забор, крылечко, наличники на окна, или затейливый мостик через речку. Люди они трудолюбивые, скромные и простые.
На протяжении многих лет выписывают Галкины "Сельскую новь". Газетка всегда лежит на столе под рукой. И вот в очередном номере, как гром среди ясного неба, весть о судьбе отца Виктора Васильевича Василия Степановича. Перечитали еще раз: все сходится. Без сомнения, это он! Как только узнали, собрались на кладбище. Надели лыжи широкие и пошли. Сказали матери, что нашелся отец, её муж — Василий. Поговорили с ней, обрадовали...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

246