Меню
16+

Газета «Сельская новь»

26.11.2014 10:16 Среда
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 73 от 21.11.2014 г.

Первые шаги земского самоуправления в Весьегонском уезде

Автор: В. Масляков,
учитель МБОУ «Хабоцкая сош», октябрь 2014 г.

1 января 2014 года исполнилось 150 лет со дня вступления в силу указа императора  России Александра II о губернских и уездных земских учреждениях, или проще говоря, вступила в свои права земская реформа 1864 года. 

В стране вводилось выборное местное самоуправление, в котором должны были участвовать представители всех сословий империи. В российских губернских и уездных городах, сельских общинах были избраны депутаты, или, как их тогда называли, «гласные», призванные «разгрузить» государственные органы управления от огромного количества местного значения забот, которые раньше входили в их компетенцию или ложились на плечи местных помещиков. Если говорить коротко, то земства должны были «заведывать делами, относящимися к местным хозяйственным пользам и нуждам каждой губернии и каждого уезда...». Это значило, что практически все заботы в области просвещения, здравоохранения, агрономии, землеустройства ложились на плечи земцев, которые должны были исполнять их под пристальным наблюдением государственно-полицейского аппарата.
Вопрос о деятельности Тверского губернского земского собрания уже исследовала М.А. Кривонос в книге «Мятежное земство».
Некоторые стороны деятельности уездных земств на территории России также изучены.
Целью настоящей статьи является рассмотрение части вопросов деятельности Весьегонского уездного земского собрания, в основном относящихся к территории нынешнего Краснохолмского района, поскольку это представляет несомненный интерес для любителей истории своего родного края.

Территория современного Краснохолмского района к моменту появления земств образовалась таким образом: в 1766 году из Углицкой провинции Московской губернии был выделен Бежецкий Верх, в состав которого входили земли современного Краснохолмского района. Следовательно во время правления Екатерины II вначале был образован Бежецкий уезд Московской губернии. В 1775 году этот уезд передали в Тверское наместничество. В 1776 году северные земли Бежецкого уезда были преобразованы в Краснохолмский уезд Московской губернии, который просуществовал до 1796 года, так как в этом году Павел I преобразовал Тверское наместничество в Тверскую губернию, а земли Краснохолмского уезда вместе с некоторыми землями Весьегонского уезда снова вошли в состав Бежецкого уезда. Александр I восстановил Весьегонский уезд из земель Бежецкого и Вышневолоцкого уездов в 1803 году. В таком виде северо- восток Тверской губернии сохранился до 1918 года.
Нужно отметить, что часть деревень на юго- востоке, юге и юго- западе современного Краснохолмского района относились к Бежецкому уезду. Необходимо также обратить внимание на тот факт, что вообще большое количество сёл и деревень исчезли в Тверской губернии уже к концу XIX века. А некоторые из современных довольно крупных населённых пунктов, наоборот, 100 лет назад не отмечаются на планах Весьегонского уезда. Так, на картах Тверской губернии даже не обозначены дороги из Красного Холма до деревень Молокова и Сандова, что указывает на то, что дорог в сторону Молокова и Сандова просто не было. Некоторые населённые пункты записаны на картах и в статистических сводках либо с ошибками, либо их названия звучали 100-150 лет назад по- другому. Эти обстоятельства сильно затрудняют работу краеведов.
История Весьегонского уездного земства начинается с 1866 года, когда прошли выборы гласных (депутатов) по распоряжению Тверского губернатора П.Р. Багратиона. Гласные выбирались сроком на 3 года. Ими могли быть только мужчины возраста старше 25 лет, имевшие как минимум 225 десятин земли или обладавшие недвижимым имуществом в размере 15000 рублей. Избирать депутатов земских собраний от крестьян имели право только крестьяне, владевшие не менее 22 десятин земли или недвижимым имуществом на сумму 1500 рублей. В состав членов земского собрания без выборов входили по одному представителю министерства земледелия, духовного ведомства, удельного округа и уездный предводитель дворянства, который являлся председателем земского собрания. Начало работы собрания объявлял губернатор. С 1868 года до 1888 года тверским губернатором был А.Н. Сомов.
Тверская губернская земская управа открылась в марте 1866 года, а в сентябре 1867 года уже стабильно работало Весьегонское земское уездное собрание. К тому времени функционировала и Весьегонская земская управа как исполнительный орган местного самоуправления, решавший наиболее важные вопросы земской политики между заседаниями уездного собрания. Эти заседания проводились планово один раз в год, в сентябре, когда грунтовые дороги до Весьегонска были ещё сравнительно проезжими, и гласные могли в течение 1-3-х дней собраться в уездном центре.
В конце XIX века на территории уезда насчитывалось около 20 волостей; из них были следующие волости, территории которых ныне составляют Краснохолмский район:
Володинская (ранее – Трофимовская), Прудская, Путиловская, Поповская, Мартыновская, Хабоцкая. Город Красный Холм выделялся в особую административную единицу.
На собрании 27 сентября 1867 года председателем Весьегонского уездного земского собрания был выбран уездный предводитель дворянства ротмистр В.Г. Сабанеев.
Список гласных созыва этого года выглядел следующим образом:
1. Михаил Арсеньевич Горбатов, подполковник;
2. Измаил Дмитриевич Родичев, подпоручик;
3. Александр Павлович Сомов, подпоручик;
4. Севериан Феликсович Кельчевский, штабс-капитан;
5. Аспгкрит Львович Корсаков, капитан;
6. Николай Нилаевич Маслов, поручик;
7. Николай Михайлович Карякин, титулярный советник;
8. Александр Августович фон дер Нонне, капитан;
9. Павел Сергеевич Дементьев, штабс- капитан;
10. Василий Зосимовский, священник;
11. Лев Иванович Портнов, купец;
12. Николай Иванович Кузнецов, крестьянин;
13. Павел Петрович, крестьянин;
14. Николай Иванович, крестьянин;
15. Артамон Яковлевич, крестьянин;
16. Михаил Ефремов, крестьянин;
17. Сергей Матвеев, крестьянин.
18. Павел Иванович Деев.
Как видно из списка, подавляющее большинство гласных созыва 1867 года, да и более поздних созывов, были дворяне – помещики, жившие большую часть года в столице или других крупных городах, связанные с уездом своими земельными владениями, причём не всегда наследственными.
Часть депутатов-крестьян даже не имела фамилий, поскольку происходили из крепостных и только недавно получили свободу, но пока были бесфамильными. Кстати сказать, многие крестьянские семьи получили фамилии только к концу девятнадцатого века. Крестьяне с фамилиями – скорее всего депутаты из удельных земель. Откуда приехали депутаты из простонародья – тоже непонятно, кроме Михаила Ефремова из Бунькова Трофимовской волости и Сергея Матвеева из д. Подлесное.
Наиболее видными земскими деятелями в Весьегонском уезде были, несомненно, дворяне Родичевы, Карякины, Сомовы, позднее Калитеевский И.А., Ф.Друри, Кисловский, Корсаковы, разночинцы Мясниковы, А.С. Медведев и многие другие.
На заседании земского собрания сентября 1867 года были обсуждены следующие вопросы:
1. О количестве хлеба в запасных сельских магазинах.
2. О падеже скота от эпидемии сибирской язвы.
3. Об устройстве родо-вспомогательного отделения и училища повивальных бабок.
4. О народном образовании.
5. О доходах и расходах земства на 1868 год.
Запасные сельские магазины создавались путём сбора с крестьян зерна на случай неурожая, голода, нехватки посевного материала. Всего в уезде в качестве такого запаса в 1867 году имелось 13300 четвертей озимого зерна и 4209 ярового зерна (четверть – мера объёма сыпучих тел, равная 210 литрам). Такого количества на уезд было ничтожно мало.
За этот год от болезней в уезде пало 3709 лошадей, 992 коровы, 378 овец и 28 свиней. Отмечалось, что вообще последние 3 года были неурожайные и сопровождались сильным падежом скота.
С родовспомогательным отделением и училищем повивальных бабок решено было повременить и проект Г. Ландезена по этому вопросу отклонили.
По вопросу о народном образовании отмечалось, что в 13 волостях, где проживали временно- обязанные крестьяне, училищ вообще нет, а в удельных волостях, где училища были, собрание предложило отменить сбор денег с крестьян на нужды образования.
Земства были в финансовом отношении полунезависимыми органами местного самоуправления вплоть до революции 1917 года. Согласно указам правительства Российской империи они имели право взимания с крестьян, купцов, ремесленников, частных земле-владельцев, государства специальных земских податей или сборов.
Вся земля после реформы 1861 года в нашем районе, кроме пахотных угодий Мартыновской и Прудской волостей, относилась к первой (хорошей) категории и облагалась более высоким сбором на нужды земства.
Кроме земельных пахотных угодий сборами облагались земли, занятые лесами и лугами, имущество городов Весьегонска и Красного Холма, патенты на право торговли определёнными товарами, например водкой, импортными винами, табаком, промышленные предприятия.
Говоря о промышленности, следует отметить, что в уезде в конце 60-х годов XIX века было 4 винокуренных завода, 6 сыроваренных заводов, 51 маслобойный завод, 100 водяных мельниц, 278 ветряных мельниц, 3 крупчатых мельницы.
Собранные деньги распределялись на поддержание нормальной жизнедеятельности на местах. А работы для земства было очень много. Перечислим наиболее важные направления деятельности местного самоуправления, переданные государством в руки Весьегонского земства с момента возникновения в течение всего периода его существования:
1. Содержание почтовых и торговых трактов протяжённостью 202 версты, с мостами, переправами и гатями;
2. Содержание воинского пункта сбора рекрутов;
3. Содержание квартир становым приставам;
4. Содержание квартир судебных следователей;
5. Содержание лошадей при полицейском управлении;
6. Содержание 4-х мировых судей и канцелярии;
7. Содержание земских школ;
8. Содержание земских больниц и медицинских пунктов;
9. Содержание земских библиотечек и подписка на периодические издания.
Полицейская власть в уезде осуществлялась очень небольшим по сравнению с нынешними временами штатом сотрудников. Так, в 1881 году в огромном по площади административном образовании – Весьегонском уезде насчитывалось 3 становых пристава, 12 полицейских урядников и 2 судебных следователя.
Несколько позже, в связи с ростом функций земств, расходы возрастали. Например в 1880 году земство содержало уездное казначейство, земские школы и больницы, воспитанников – сирот. На земские деньги нанимали ветеринарного фельдшера за 300 рублей в год, землемера за 200 рублей. На народное образование в том же году потратили 16000 рублей, а на здравоохранение – 18000 рублей. Для сравнения, содержание мировых судей с судебными приставами в 1880 году расходовалось 8200 рублей. Содержание самой земской управы обходилось местным жителям в 8100 рублей в год.
Кроме этих дел земство занималось практически всеми другими вопросами жизни уезда. Ведь именно земство впервые подняло вопрос охраны диких животных от беспощадного и ничем не лимитированного их уничтожения помещиками и крестьянами в своих лесах. Так, в 1888 году земство отмечало, что на территории уезда практически не осталось лосей, что птиц ловят и убивают на гнёздах.
В этом году земцы предложили принять проект правил для охоты. В нем, в частности, предусматривалось установить заповедное время для охоты на дичь, запретить отстреливать беременных лосих, всех собак держать на привязи в заповедное время, а если собаку отпускают бегать, то предлагалось привязывать на её шею палку длиной в один аршин. Этот проект был поддержан только земским гласным А.С. Трусовым, и его отклонили.
Конечно, главным вопросом работы земства оставался вопрос борьбы с постоянным голодом населения, невозможностью вследствие этого собирать деньги с податного населения.
Понятно, что однозначно положительно относиться к земскому движению нельзя. Царизм попросту переложил свои собственные экономические заботы по поддержанию жизнедеятельности многомиллионной страны на плечи сельского и городского населения России, жёстко следя за тем, чтобы земства лишь исполняли царскую волю и не стали участвовать в политической жизни государства. Но и отрицать роль земств как школы либерализма и будущих революций, мне кажется, тоже несправедливым. Наиболее наглядно это противоречие продемонстрировал в ходе первой русской революции один из руководителей конституционных демократов, бывший весьегонский земец Фёдор Измайлович Родичев в своей речи против Столыпина в Государственной Думе
в ноябре 1907 года.
Особенно тяжёлое положение сложилось в земской системе к началу XX века, когда сборы в земскую казну резко упали и недоимки достигли рекордных цифр. Это было одним из показателей приближающегося революционного времени и закату земств. Но этот вопрос в 60-70-х годах пока не стоял.
В. Масляков,
учитель МБОУ «Хабоцкая сош», октябрь 2014 г.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

686