Меню
16+

Газета «Сельская новь»

24.12.2018 09:17 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48 от 21.12.2018 г.

Село Бекрень, как населенный пункт Ярославско-Тверского порубежья

Церковь Рождества Христова и часовня, построенная недавно.

В словаре « Страны мира» пограничный, порубежный — общий термин, использующийся для обозначения земель, лежащих по обе стороны от границы. Нам « повезло», мы были в разное время на обеих сторонах Ярославско – Тверской границы на протяжении сотен лет. Здесь проходила восточная граница Тверской и западная – Ярославской губерний. Порубежное положение села Бекрень во все времена оказывало влияние на его историю и культуру. Может быть, именно пограничное положение нашего села объясняет то, что сведений о нем очень мало. В архиве Краснохолмского района, частью которого мы сейчас являемся, о селе Бекрень содержатся сведения только с 1938 года, да и то малочисленные и неполные. Именно это и подтолкнуло нас к занятию краеведением. Мы хотели узнать, откуда мы? Кто были наши предки?

Итак, что же представляет собой населенный пункт с таинственным названием Бекрень?

Бекрень (иногда Бекрени) — село в Краснохолмском районе Тверской области. С сентября 2013 года относится к Глебенскому сельскому поселению. Расположено в 25 километрах к востоку от районного центра города Красный Холм. Село вытянуто с юго-запада на северо-восток вдоль главной улицы, в полукилометре от берегов реки Еглень.

Слово бекрень малоупотребительно, чаще употребляется с предлогом на и означает что-то кривое, наклонное (На нем шапка бекренем или набекрень). Подобная трактовка этимологии слова подтверждается существующими в народе преданиями, по которым свое название село получило благодаря барину, носившему шапку набекрень.

На протяжении XVIII и XIX веков с. Бекрень относилось к Мологскому уезду Ярославской губернии (Рожаловская, Станиловская волости).

Согласно архивной справке от 16.02.2005 года отдела по делам архивов администрации Некоузского муниципального округа Ярославской области «Об образовании Бекреневского сельсовета» в 1923 году в составе Мологского уезда Ярославской губернии была образована Парфеньевская волость. 13-14 июня 1924 г. 2 сессия губисполкома утвердила разделение волости на следующие сельсоветы: Бекреневский, Красносельский, Парфеньевский, Рожаловский, Станиловский.

В 1929 году Парфеньевская волость была ликвидирована, ее сельсоветы вошли в Некоузский район.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 сентября 1938 г. Бек-реневский (Бекренский) сельсовет вошел в Краснохолмский район Калининской области.

С этого момента вот уже 80 лет с. Бекрень и прилегающие к нему деревни входят в Краснохолмский район Тверской области.

Церковь

Рождества Христова

в с. Бекрень

(объект культурного наследия № 6930212000)

В Ярославском архиве был найден документ, подтверждающий точную дату постройки деревянной церкви в с. Бекрень:

«В Ярославской духовной консистории по справке Мологского уезда в селе Бекренях имеется церковь во имя Рождества Христова, без приделов деревянная в твердости, утвари недостаточно, которой опись церковной суммы приходно-расходная книга есть, построена в 1720 году».

Согласно этой справке на 1802 год в церкви с. Бекрень прихожан мужского пола 499 душ, 124 двора. Церковной, усадебной, пашенной и сеноукосной земли по писцовым дачам 98 десятин. Священноцерковнослужителей быть положено: священнику, диакону, дьячку и пономарю.

По сведениям Ростовской епархии в 1723 году в церкви служат лишь поп и дьячок.

Каменная Христорождест-венская церковь в с. Бекрень построена в 1814 году. Престолов в ней три: Рождества Христова, Святых апостолов Петра и Павла, Святителя и Чудотворца Николая. Кирпичный храм в формах позднего классицизма. Однокупольный четверик с трапезной, в которой помещались Петропавловский и Никольский приделы, и колокольней.

Строилась церковь, как и все храмы, всем миром на пожертвования жителей. Примерно в 1 километре от деревни находится урочище Вельмино, на самом краю которого был заводик по изготовлению кирпичей. В настоящее время место, где готовили кирпичи, заросло, но до сих пор сохранились глубокие ямы в местах добычи глины.

Старожилы вспоминают, что дедушки и бабушки им рассказывали ( хотя сами участниками не были) о том, что кирпичи от «старых заводов» передавались людьми по цепочке. В те времена не было цемента, в растворе использовали известь, в которую добавляли яйца. Несмотря на прошедшие две сотни лет, кладка сохранилась превосходно.

В 1931 году церковь была разрушена: с колокольни сброшен крест, а впоследствии и сама колокольня разобрана, кирпичи использованы для строительства коровника.

Особо чтимой была икона Святителя Николая Чудо-творца. Икона находилась в часовне при д. Осиновка. 9 мая ее ежегодно приносили в приходский храм и затем с ней обходили все селения прихода. Около 20 июня икону относили обратно в часовню. Сейчас рядом с церковью в 2016 году построена часовня Петра и Павла.

Владельцы

c. Бекрень

В «Планах дач Генерального и специального межевания », опись 604 Ярославской губернии Мологского уезда под № 18 по очередности и № 613 по Генеральному плану мы находим, что 28 июля 1774 года проведено межевание, по которому «Бекрень село с деревнями и пустошьми — владения ведомства Главной дворцовой Канцелярии».

По ревизии мужского пола душ 262. Земли всего: десятин -9811, саженей – 848. Из них удобной: десятин – 9610, саженей – нет; неудобной – десятин 201, саженей — 848.

Первыми из обнаруженных нами по документам владельцами были Иван Дмитриевич Башмаков (1726 — ?) и его жена Пелагея Ивановна (Кучевская).

Иван Дмитриевич служил в Троицком пехотном полку, 23 декабря 1763 года вышел в отставку с чином капитана. Получил контузию под Кюстрином в 1758 г. во время Семилетней войны.

Их владения унаследовала дочь Екатерина Ивановна Ушакова (ее муж – Петр Петрович Ушаков (1779 — ?) происходит из известного дворянского рода Ушаковых, внесенного в VI часть Дворянской Родословной Книги Ярославской губернии).

Подтверждением того, что Екатерина Ивановна Ушакова (17.11.1778 – 28.10 1853), помещица с. Никольское Мышкинского уезда, владела селом Бекрень служит купчая, составленная 23 мая 1823 года.

Эта купчая позволяет назвать точную дату перехода с. Бекрень с деревнями во владение дворян Геннади. Это 1823 год.

Наиболее полно история семьи Геннади представлена в книге «Григорий Николаевич Геннади (обзор жизни и трудов)», автором которой является Удо Георгиевич Иваск. Согласно этой книге, дед Григория Николаевича, Александр Иванович Геннади (1758 – 1843), переселившись в Россию, служил при дворе Екатерины II. Он числился в списках Семеновского полка и заведовал привозившимися в Кабинет мехами (Покупщики прозвали эти меха «геннадиевыми», из чего будто бы сделали, наконец, «енотовые». (См. В. Даль, Толковый словарь живого великорусского языка. СПБ., 1903г., т. 1 стлб. 1294-1295). В 1810 г. он получил диплом на дворянское Российской империи достоинство и герб (Александр Иванович Геннади занесен в 1-й раздел родословной книги по Смоленской губернии, т.к. имение Геннади находилось в с. Юшино Сычевского уезда Смоленской губернии).

После смерти Александра Ивановича все его владения унаследовал единственный сын – Николай Александрович Геннади.

Николай Александрович Геннади ( род. 1796 –ум. 1865г.) служил переводчиком в канцелярии Министерства Иностранных дел. В 20-х годах он вышел в отставку в чине коллежского советника и переселился в Москву, где проживал в собственном доме в Колпачном переулке. Женат он был на урожденной Плеске, но с женой не жил. Умер он в С.-Петербурге и погребен на кладбище Новодевичьего монастыря.

В «Планах дач Генерального и специального межевания », опись 604 Ярославской губернии Мологского уезда есть запись на стр.8 под

№ 102(Б) по очередности и №613 в Генеральном плане межевание произведено 28 июля 1774 г., а 25 сентября 1847 года утверждено, что « Бекрень село с деревнями владения надворного советника Николая Александ-ровича Геннади». Всего земли 9843 десятины и 461 сажень, из них удобной 9782 десятины и 767 саженей. Документ сдан в архив в августе 1852 года за № 26468,

№ архива 1174 (вероятно, Николай Александрович выкупил земли у Главной Дворцовой канцелярии и присоединил к уже имеющимся).

А в «Приложении к трудам редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях, том 4», находим, что в 1860 году д. Бекрень принадлежала Николаю Александровичу Геннади.

На тот момент в Бекренях имелось 174 двора. Число душ крепостных людей мужского пола: крестьян -577, дворовых – 8.

В Бекренях был господский дом, но владельцы здесь бывали редко, предпочитая жить в Смоленской губернии в с.Юшино, куда бекренские крестьяне должны были доставлять свой оброк.

Последним представителем короткого и немногочисленного дворянского рода Геннади был Григорий Николаевич Геннади.

Детство свое Григорий Николаевич провел в отцовском имении, селе Юшине (Смоленской губ., Сычевского уезда). Начальное образование он получил в Сычевском уездном училище, а затем воспитывался в Москве, в известном в свое время образцовом пансионе Чермака. Младший брат писателя Ф.М.Достоевского А.М. Достоевский, учившийся несколько позже у Л.И. Чермака, вспоминает: «Кстати о Геннади; этот юноша был моим товарищем именно по 4-му классу пансиона Чермака. О нем через 55 лет могу сказать только, что Гого Геннади, как его звали, был симпатичнейшей личностью. Высокий и стройный блондинчик с греческим носом, он всем своим существом свидетельствовал, что был веден с детства в хорошей аристократической семье. Его отец, приезжавший лично по субботам за своим сыном, тоже на вид был аристократ и всегда очень внимательно и особо ласково обращался с сыном».

Отсюда он поступил в Московский университет, на юридический факультет, где в 1847 г. окончил курс со степенью действительного студента.

В июле 1851 года Геннади поступил на службу в С.-Петербургскую Палату Государственных Имуществ канцелярским чиновником, но уже осенью того же года покинул эту должность, будучи назначенным почетным смотрителем Сычевского уездного училища. С 1861-1863 гг. он служил мировым посредником 2-го участка Сычевского уезда, занимая в то же время должность директора по Тюремному Комитету Сычевского отделения и работая в земстве в качестве гласного. Дослужившись до чина надворного советника, он вышел в отставку.

Когда умер отец, Григорий Николаевич сделался обладателем весьма крупного состояния: кроме недвижимости в Москве и

С.-Петербурге, ему досталось около 20000 десятин земли в Смоленской и Ярославской губерниях.

В своем письме от 2 февраля 1873 года к коллежскому секретарю Михаилу Николаевичу Разуваеву Григорий Николаевич сообщает: «По наследству от родителя моего коллежского Советника Николая Александровича Геннади досталось мне недвижимое имение, состоящее 1. Ярославской губернии, Мологского уезда, при селе Бекрени и деревнях Чернухе, Васькове, Стяжкове, Ольховой, Окулихе, Осиновке, Лопатихе и Гришкове..».

В 1865 году Григорий Николаевич посетил свое ярославское имение.

В свой последний приезд в С.-Петербург, в конце 1879 года, Григорий Николаевич простудился, так как, не считаясь с Петербургским климатом, ходил в легкой одежде. Простуда эта осложнилась воспалением легких, от которого он и умер 26-го февраля 1880 года в гостинице «Виктория» (на Большой Конюшенной). Погребен он в

С.-Петербурге, на кладбище Новодевичьего монастыря.

Григорий Николаевич Геннади – известный биб-лиограф и библиофил. Он является автором более 160 библиографических трудов по географии, этнографии, истории, археологии, крае-ведению, первым библио-графом А. С. Пушкина и

Н. В. Гоголя.

Потомства после него не осталось, а вдова его перешла в католичество и вышла вторым браком за барона Пиллара-фон-Пильхау (по другим сведениям – за Пюклера).

Единственной наследницей могла быть его вдова Елизавета Александровна Геннади (Пюклер). И в 1898 году Бекрень принадлежала ей, возможно, до революции (скончалась Е.А. в 1917 г.).

Карелы, сицкари, эстонцы…

Положение села очень необычно: с ярославской стороны – непроходимые болота и дремучие леса, что затрудняло общение с центральными районами Ярославской губернии, а с тверской стороны – реки, делящие вроде бы соседние деревни на населенные пункты разных губерний.

Находясь на пограничье, мы в первую очередь испытывали наплыв «инородных» людей.

После Столбовского мира со Швецией в 1617 году часть карел, переселявшихся в тверские земли, осталась в Сицком крае. Река Сить протекает в 100 км от нашего села. В соседних деревнях появились карелы, которые тоже внесли свой вклад в обычаи и обряды местного населения. Люди общались, вместе справляли праздники, женились, объединяясь в одну большую семью. Карелы, оставшиеся в нашем крае, ассимилировались, не сохранив карельской культуры, но внесли вклад в общую культуру местности.

Среди карельских деревень нашей местности мы можем однозначно назвать три деревни, ранее входившие в Поповскую волость Весьегонского уезда Тверской губернии: Загайно, Будакино, Воробьиха.

Так, «Список карельских деревень» с указанием числа жителей согласно переписи 1873 года», составленный Д. Рихтером в 1904 году, дает нам представление о том, что в этот период в Воробьихе проживало 167 карел и 1 русский, в Будакине -150 карел и 2 русских, в Загайне -164 карела и 1 русский. Всего 481 карел и 4 русских.

По предположениям местных жителей , название деревни Загайно означает «за болотом», т.к сразу за деревней находится большое торфянистое болото, где до недавнего времени велись торфозаготовки (Мокеихо-Зыбинское болото). Рядом с деревней протекает река Болотея, что красноречиво говорит о том, в каких местах ей довелось протекать.

У нас есть предположение, что д. Лопатиха тоже могла быть карельской деревней, потому что, по рассказам старожилов, известно, что в далекие времена на это место пришли три брата карела: Ефим, Федот и Дмитрий. До сих пор здесь есть такое название поля, как Перюшка (с карельского перюшта — начало, исток).

Большое влияние на быт и традиции нашего края оказывали сицкари, часть которых проживала в деревнях Станиловской волости.

Как сообщает Евгения Эдуардовна Бломквист в исследовании «Постройки Мологского уезда» (материалы Верхневолжской этнологической экспедиции «Крестьянские постройки ярославско-тверского края». 1926): «У карел Бекренского прихода Мологского уезда строят русские сицкари…»

Сицкари умели мастерски работать топором – и появлялись дома, украшенные нарядными наличниками. Недаром народная пословица говорит: «Сицкаря топор одевает, топор обувает, соха кормит».

По воспоминаниям старожилов, сицкари – плотники были одеты достаточно бедно, их особый говор, «цяканье», вызывал смех у местных жителей. Но плотниками они были отменными. Кстати, деревянный пол в нашей церкви настилали сицкари. Также мастера Сицкого края поставляли местному населению предметы, необходимые в быту: бочки, ушаты, грабли. А в праздники молодые сицкари приходили уже «пофорсить»: перед деревней надевали сапоги «гармошкой», растягивали меха гармони и с непривычными для наших мест частушками, когда между двумя строчками, пропетыми быстро, делался перерыв, важно проходили по деревне (походные частушки).

В начале 20 века в соседние дремучие леса были переселены эстонцы, которые покинули свою родину из-за нехватки земли. Здесь же, на древней ярославской земле, каждая семья смогла обзавестись своим хо-

зяйством.

Им пришлось выкорчевывать лес и образовывать хутора для проживания, таких хуторов было 42, впоследствии из них образовался колхоз «Валгус» (свет). Эстонцы сохранили свой быт, культуру, язык. В советское время привычный уклад был нарушен, поэтому, когда колхозникам выдали паспорта, эстонцы стали уезжать обратно на историческую родину.

В начале девяностых годов прошлого века уехала к родственникам последняя обитательница Валгуса – эстонка Маргарита Эрин .

Всё это накладывало отпечаток и на образ жизни коренных бекренцев. При общении слова из одного языка переходили в обиход местных жителей, и наоборот, эстонцы и карелы заимствовали местный говор.

Что из себя сейчас представляет Бекрень? Это деревушка из 65 домов, 10 из которых нежилые. Жителей – около 130 человек, есть магазин и медпункт, но нет школы и почты. Деревня потихоньку вымирает. Но пока жив хоть один человек, помнящий и любящий свою малую родину, деревня будет жить, память о ней сохранят потомки тех, кто в далекие годы корчевал леса, строил дома, засевал поля и растил детей, кто пришел из Эстонии или Карелии и навеки остался в наших краях, связав свою судьбу с этим необыкновенным местом. Местом соединения двух губерний, двух культур.

С. Розова,

библиотекарь Бекренской сельской библиотеки РМКУК «Краснохолмская межпоселенческая цент-ральная библиотека»,

Л. БАРИНОВА,

ветеран педагогического труда, краевед.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

79