Меню
16+

Газета «Сельская новь»

22.01.2019 09:57 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 2 от 18.01.2019 г.

Почти совсем забытая деревня

Автор: М. Соколова

На Лежневке. Фото 50-х годов. (Из семейного архива).

Я хочу рассказать об одной уже не существующей, почти совсем забытой деревне, о которой помнят лишь немногие. Это — Лежневая дорога, чаще звучащее ее название в народе — Лежневка.

Деревня Лежневая дорога получила свое название от названия самой дороги, представляющей собой временный переезд, сооруженный из стволов деревьев. Его основное назначение — обеспечение оперативной доставки грузов, людей, техники к объекту.

Строительство лежневых дорог — это самый простой и экономически целесообразный способ обеспечить доступность к объекту. Лежневые дороги позволяют организовать движение транспорта даже там, где, казалось бы, это невозможно по определению — на болотах, зимних дорогах, через небольшие речки.

Именно такая лежневая дорога была построена в 30-х — 40-х годах прошлого столетия в Краснохолмском лесничестве. Использовалась она для перевозки древесины и дров от места его заготовки до станции (точнее железнодорожного полустанка) Остолопово , где находился лесосклад.

Деревня Лежневая дорога Захарихинского сельсовета находилась в первом кордоне. Образовалась она во второй половине тридцатых годов ХХ века для проживания лиц, занимавшихся заготовкой леса на Михалихинском лесоучастке Краснохолмского леспромхоза (затем лесхоза), за деревнями Гущино и Михалиха. Постепенно деревня начала разрастаться: если в 1941 году в ней проживало 115 человек, то к концу сороковых годов численность населения выросла в 3 раза!

На Михалихинском лесоучастке, относившемся к Краснохолмскому лесничеству, образованному в 1936 году, было 3 кордона (государственный лес делился на кордоны). Первый располагался ближе всех к городу Красный Холм, а третий «уходил» к д. Максимцы (это недалеко от Васильков, близко к границе с Ярославской областью).

Заготовка леса осуществлялась на территории Михалихинского лесоучастка, вокруг Бунейского ручья, который берет начало в лесу, пересекая ранее существовавшую дорогу Огибалово – Захариха и южнее деревни Хотилово (уже не существует), впадает в реку Решетиху и примерно в полукилометре протекал от

д. Лежневая дорога.

Начальником Михалихинского лесоучастка был Волков Тимофей Алексеевич (21.02. 1891- 23.02.1976) (на снимке). Вместе с женой Волковой Дорой Васильевной, 1892 г. р., проживал также в д. Лежневая дорога. Родом Тимофей Алексеевич из д. Михалиха. В 1932 году вступил в колхоз «Парижская коммуна». В Лежневой дороге семья имела дом, конюшню, корову и поросенка. Сажали 2 сотки картофеля. Многие годы Т. А. Волков руководил лесоучастком, вплоть до окончания лесозаготовительных работ на нем. Позднее, будучи пенсионером, жил в Красном Холме на ул. Краснофлотская, д. 21.

Большая часть лесозаготовителей жила в бараках, частично «квартировала» жилье. 90% работников лесоучастка жили в арендованных помещениях.

Особый период в жизни лесной деревни Лежневая дорога – период Великой Отечественной войны.

С первых же дней войны мужчин стали мобилизовать на защиту Родины. В Калининской области, как и во многих областях Советского Союза, было объявлено военное положение. «Все для фронта – все для победы!» — главный лозунг страны тех военных лет. Исполком Краснохолмского райсовета решил:

1) Объявить на территории Краснохолмского района трудгужповинность на пе-риод проведения мероприятий оборонного значения.

2) Установить, что к трудгужповинности привлекаются лица в возрасте от 18 до 45 лет женщины и от 18 до 55 лет — мужчины, а также гужтранспорт колхозов, предприятий и учреждений.

3) Лица, уклоняющиеся от трудгужповинности, привлекаются к ответственности по закону военного времени.

25 сентября 1942 года на заседании исполкома Краснохолмского райсовета был заслушан вопрос «О заготовке и вывозке дров для города Москвы на отопительный сезон 1942-1943 годов». Решили: принять к выполнению план по заготовке и вывозке дров для обеспечения города Москвы в отопительном сезоне 1942 и 1943 годов в объеме 15000 складочных кубометров.

Для выполнения настоящего плана, в соответствии с постановлением облсовета произведена мобилизация лесорубов мужчин, женщин, подростков...

Ежегодно с 1 октября по 1-е апреля начинался особенный сезонный период по заготовке древесины, дров. Ежегодно устанавливались и сезонные задания на каждого лесоруба, на каждую лошадь. Вероятно, это зависело от плана, устанавливаемого облсоветом, а райсоветом утверждаемого, как и контингент лесорубов, подлежащих мобилизации по каждому сельсовету. Всей организационной работой по мобилизации рабочих на дроволесозаготовки руководил мобилизационный отдел при райсовете, возглавляемый тов. Григорьевым. Каждому мобилизованному на дроволесозаготовки вручалось письменное извещение с указанием срока мобилизации и места работ под расписку. С 1 октября 1942 года по 1 апреля 1943 года было установлено сезонное задание на каждого лесоруба в объеме 250 куб. метров, при полном выполнении которого мобилизованный досрочно освобождался от работы на дроволесозаготовках.

Вся рабочая сила, мобилизованная в порядке трудгужповинности, уполномоченными лицами от сельсоветов сопровождалась в Михалиху по лежневой дороге со своими пилами, топорами и лошадьми и поступала в распоряжение Михалихинского лесоучастка. Именно здесь определялось конкретное задание, место работы лесорубов, формировались бригады, определялось жилье работникам. Всех лесозаготовителей приравнивали к рабочим. Лесорубам, направляемым колхозами или сельсоветами в порядке трудовой повинности, начисляли трудодни при выполнении задания. Нормы хлеба для лесорубов осуществлялись по нормам рабочих (350 г в день).

В период Великой Отечественной войны деревня Лежневая дорога значительно пополнилась лесорубами за счет заселения ее прибывшими в Краснохолмский район финнами, гражданами СССР, родившимися и жившими в Ленинградской области в довоенный период. Так, в 1947-1949 годах в Лежневой дороге проживало, по моим подсчетам, сделанным на основе похозяйственных книг, сохранившихся в архивном отделе Краснохолмского района, 311 человек в 92 семьях (хозяйствах). Из них финны составляли 37% от общего числа населения деревни. Только в деревне Лежневая дорога проживало 25 семей или 86 человек финской национальности. По воспоминаниям многих людей, вражды или ненависти между русскими и финнами не было. Жили единой семьей. Думаю, потому, что все были гражданами одного многонационального государства – СССР. Коренные жители близлежащих деревень были определенным образом сродни финнам – это были карельские деревни (Михалиха и Захариха); и те, и другие хватили лиха, бед и невзгод с лихвой. Жили и местные, и прибывшие в одинаковых условиях, трудились, не покладая рук, от темна до темна, выполняя одинаковую работу, без каких-либо привилегий…

А труд лесозаготовите-

лей был очень тяжелым. Подчеркну, что все операции выполнялись вручную! Трудоемкий процесс заготовки леса осуществляли лица разных профессий: вальщики леса, лесорубы, пилоставы, рабочие, приемщики, возчики… Мужчин было не так много. Большинство рабочих составляли женщины, рано и быстро повзрослевшие мальчишки.

Сегодня и представить такую профессию, как пилостав, сложно. Основным инструментом пильщиков или вальщиков леса была пила. Выходили они из строя довольно часто: то тупились – надо точить, то ломались ручки – надо заменять, а то застрянет в стволе дерева (говорят «зажало» пилу), а то и просто ломались.

Как это трудно пилить, попробовала Мария Константиновна Подстойникова, 1925 года рождения, одна из тех, кто делился со мной воспоминаниями. Будучи еще совсем молоденькой девушкой, студенткой Краснохолмского педучилища, неделю работала с четырьмя девушками на лесозаготовках. «Нелегко было, но спилили ствол дерева… Падая, дерево зацепилось своими ветвями за кроны других деревьев и повисло… Что делать ?», — вспоминала и с шуткой, и с печалью одновременно Мария Константиновна, учительница, всю жизнь посвятившая делу воспитания и образования подрастающего поколения, родившаяся в деревне Захариха. Настрадались тогда девушки от непривычной физической нагрузки и от отсутствия сноровки в данном деле. Ведь готовились –то они учить детей, а не лес валить.

Приемщик замерял кубатуру заготовленного леса и отмечал выполнение плана каждым лесорубом или бригадой. Выполнение плана, особенно в военные годы, было неукоснительным. Был период, когда выполнение плана учитывалось общее — всей бригады. Эта практика была признана нецелесообразной, не способствующей повышению производительности труда и ускорению выполнения плана.

Были и десятники. Условно говоря, это старшие или бригадиры, выполняющие роль руководителя этого маленького коллектива лесозаготовителей, отвечающего за их безопасность , за организацию работы, за выполнение плана лесозаготовок.

Колхозы и сельсоветы направляли на трудовую и гужевую повинность из близлежащих деревень людей и лошадей. В абсолютном большинстве это были женщины, девушки, подростки. Со своими пилами, топорами, лошадьми. Это были временные рабочие, чаще сезонные (зимой, когда заканчивались полевые работы, появлялась такая возможность). В Захарихе, как и Лежневой дороге, была столовая. В ней кормили лиц, направленных сельсоветами или колхозами на дроволесозаготовки по трудовой повинности.

Моя мама, Тухканен Лилия Павловна, с раннего детства привыкшая ко всем видам физических работ, все время помогавшая отцу, тоже работала на лесозаготовках в Лежневке. Возможно, тоже по направлению колхоза. Было это еще до ее замужества. Наравне с мужчинами ей, молоденькой девушке, приходилось валить деревья, обрубать сучки, сжигать их и т.д. Все необходимые работы она выполняла споро (быстро), качественно, без травм, без нытья. Их бригадир, я, к сожалению, не запомнила его имя, но это был мужчина в возрасте, ее постоянно хвалил, подбадривал и говорил: «Эх, Лилька, будь моя воля, я бы тебя лучше взял в бригаду, а не каких-то мужиков. Ты работаешь лучше некоторых мужчин».

За выполнением плана дроволесозаготовок осуществлялся постоянный контроль. Вопросы о ходе выполнения плана ежегодно (до пяти раз в год!) рассматривались на исполкоме райсовета, чаще совмещенными с заседанием бюро райкома партии. За срыв плана строго спрашивалось с руководителей, вплоть до снятия с работы.

В целях выполнения плана периодически по решению исполкома райсовета дополнительно направлялись на Лежневку до 1100 лесорубов, до 710 возчиков с лошадьми (протокол

№ 8 от 27.02.1945 г.). Диву даешься, как можно было разместиться хотя бы на ночлег такому количеству народа? Даже если определенная часть «квартировала» в близлежащих деревнях. А лошади? Это же огромнейший табун! Да, в Лежневой дороге была конюшня (об этом вспоминают и старожилы, и документы свидетельствуют), но какой же она могла быть в лесной деревне? Мне кажется, их было несколько. Но это пока только домыслы, предположения.

Надо отдать должное: к лошадям внимание и забота были особые. Лошадей, как главную тягловую силу, при лесозаготовках берегли. За выдачей фуража и сена следили, водопои были организованы. Председатели сельсоветов обязаны были выделять постоянного конюха для ухода за лошадьми.

Доставляли заготовленный лес на лесосклад на лошадях. По лежневой дороге. Сложно, трудно, медленно. В сезон зимней кампании лесозаготовок устраивали другую дорогу – ледяную. Ее строили из дерева: по 2 желоба (справа и слева) заливали водой, образовывался лед, по которому на специальных санях, называемых в народе «американкой», перевозили дрова. Лошадь шла по снегу, посередине желобов, а сани на полозьях с лесом катились (сколь-зили) по льду. Перевозки увеличивались в несколько раз! Если обычно одна лошадь могла перевезти только один кубометр дров, то на «американке» — на каждую лошадь грузили до 6 кубометров. Не зря в народе говорят «Голь на выдумку хитра»! На санях были и тормоза придуманы, чтобы сдержать лошадь и не наехать на предыдущие сани и лошадь. Лошадьми, в основном, управляли мальчишки-подростки, пацаны лет 15-16. Бывали случаи, что мальчишки не успевали затормозить. Калечились лошади, страдали и люди.

Заготовленный лес доставлялся на лесосклад. Располагался он в Остолопове. На нем среди многих работников трудилась и моя будущая крестная – Нина Федоровна Тухканен.

Здесь лес складировали, грузили в товарные вагоны, причем вручную, и уже по железной дороге груз отправлялся по назначению в разные места. В первой половине 40-х годов, в основном, в Москву везли, для отопления жилья, для обеспечения бесперебойной работы предприятий горно-рудной и угольной промышленности. Да куда только не увозили наш краснохолмский лес!

Жилье для рабочих лесоучастка и их семей строилось быстро, как временное, по моему мнению. Оно представляло собой строения барачного типа. Собственного жилья почти не было. Это отмечается в похозяйственных книгах за 40-50 годы прошлого столетия по д. Лежневая дорога. Зимой было холодно, а в те годы морозы стояли суровые.

В деревне Лежневая дорога имелись: конюшня, жилые помещения, кузница, пекарня, столовая, медпункт, магазин и даже начальная школа!

Гораздо позднее стали использоваться трактора, которые работали на дровах, как ни странно. Это были газо-генераторные КТ-12 трактора. Чурки топили, нагревая топку, выделялся газ (пар). На этом газе и работали эти трактора. На фото, сделанном в Лежневке не позднее 1955 года, в кабине трактора Демин Михаил Михайлович, муж моей тети Любы, маминой старшей сестры, на «Кировском трелёвочном, 12-й модели» (КТ-12), тракторе, выпускаемом в СССР с 1948 по 1951 год.

Дети 7-10-летнего возраста обучались в начальной школе лесоучастка. Дети постарше учились в Утеховской и Михалихинской семилетних шко-

лах.

Еще одна дорога шла лесом от 2-го кордона по берегу ручья через первый кордон и деревни: Ильинка, Михалиха, Муравьево, Дор, Медведчиково, а затем выходила к Красному Холму. Вдоль дороги были установлены столбы, существовала телефонная связь. Это была дорога, связывающая районный центр с вышеуказанными деревнями и деревней Лежневая дорога, конторой лесоучастка. По ней лес не перевозили, прибывали городские жители на работу с предприятий местной промышленности, привозили товары в магазин.

Заготовка леса осуществлялась на обширной территории лесного массива Михалихинского лесо-участка Краснохолмского лесничества до середины 50-х годов ХХ века. Государственный лес был почти весь вырублен. Лесозаготовки уменьшались и постепенно сошли на «нет». Лесоучасток был закрыт в конце 50-х.

Лежневка, по-моему, не только название упрощенное, бытовое название деревни Лежневая дорога. Это понятие более масштабное, глубокое, объемное. Лежневка – это большой природный зеленый массив-жертвенник. Лежневка — это более чем 10-летний период неимоверного труда краснохолмцев по вырубке леса. Лежневка – это лежневая дорога, по которой на «американке» увозили краснохолмский лес . Лежневка – это территория единства людских и природных ресурсов, это люди, их общая боль, силы, пот, нервы во имя великой цели – Победы, развития и процветания нашей страны . Лежневка – это ЖИЗНЬ. Лежневка – это ПАМЯТЬ.

Более полувека прошло с того времени. Память многих людей хранит еще воспоминания о лесной деревне Лежневая дорога, находившейся в лесу примерно в 6 километрах от д. Захариха. Сегодня еще напоминает о месте ее нахождения большая поляна среди леса, на которой есть зарастающий пруд, одичавшие яблони, немногие остатки печей, некогда согревавших лесорубов, куски железа от буржуек, сохранившиеся фотографии …

Некоторые колодцы сохранились, правда, изрядно заросли, а их было 6 или 7, стояли вдоль ледяной дороги, из них брали воду для ее сооружения. Жаль, что прошедший ураган 2014 года сделал это месте практически недоступным.

За более чем 50-летний период вырос новый лес

на месте вырубленного тогда огромного лесного массива. Жизнь продол-

жается.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

46