Меню
16+

Газета «Сельская новь»

22.01.2024 09:06 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 2 от 19.01.2024 г.

Археолог Баруздин и «проклятие Баткенской девы»

Автор: Н. СВЕЧНИКОВА, г. Санкт-Петербург.

«Кыргызстану грозят ураганы и катаклизмы, если не перезахоронить мумию девушки из Национального исторического музея». «Как только мы захороним мумию на прежнем месте, в Кыргызстане наступит мир и покой». «Сейчас от кыргызстанцев зависит судьба человечества». При чем же тут Красный Холм?

28 октября 1926 г. в Красном Холме родился археолог Юрий Дмитриевич Баруздин. Семья Баруздиных из 3-х человек жила на улице Льва Толстого в доме № 12, которого теперь уже нет. Отец, Дмитрий Павлович,

1898 года рождения, прошел гражданскую войну. В июле 1941 г. был призван на Великую Отечественную. Воевал на Волховском фронте сержантом, старшиной стрелковой роты. Ликвидировав 17 фашистов, в октябре 1942 г. был представлен к медали «За отвагу». В Краснохолмском краеведческом музее хранится карточка «Личный счет мести» Дмитрия Павловича Баруздина за 1942 год.

Во время войны его сын успел закончить 8 классов школы. 28 декабря 1943 г. Краснохолмским райвоенкоматом был призван в ряды РККА, в действующей армии оказался 25 мая 1944 г. Служил в 38-м стрелковом полку 65-й стрелковой дивизии Карельского фронта и в 318-м гвардейском стрелковом полку 102-й гвардейской стрелковой дивизии 3-го Белорусского фронта. Начинал воевать стрелком. В октябре 1944 г. был награжден меда-лью «За отвагу» за то, что «во время двух атак первым поднимался на противника и первым ворвался в его траншеи, увлекая за собой остальных бойцов взвода». В марте 1945 г. его наградили медалью «За боевые заслуги» за то, что «в боях с 23 февраля по 12 марта 1945 года, будучи связным, точно и в срок под огнем противника доставляет разного рода донесения, тем самым способствует успеху боя». После ранения попал на лечение в эвакогоспиталь, был признан не годным к дальнейшей службе и выписан из госпиталя уже после войны, в июне 1945 года.

Вернулся в Красный Холм, окончил среднюю школу, после чего поступил на исторический факультет Ленинградского государственного университета по специальности «археология». Заведующим кафедрой археологии с 1949 г. был его земляк, М.И. Артамонов. Но учителем Баруздина стал не он, а профессор А.Н. Бернштам, специалист по истории киргизов и Киргизстана с древнейших времен до монгольского завоевания.

Получив диплом о высшем образовании, Юрий Дмитриевич начал работать старшим научным сотрудником Ошского областного краеведческого музея. С 1957 г. занялся научной деятельностью в секторе археологии и этнографии Института истории Академии наук Киргизской ССР. Сделанные Баруздиным открытия позволили ему поступить в аспирантуру Ленинградского отделения Института археологии Академии наук СССР.

Работая в Ошском музее, в 1954 г. он обследовал большой могильник у подножия Туркестанского хребта, в 2 км от селения Кара-Булак Баткенской области. В последующие 6 лет раскопал там 136 курганов из 900. Могильник оказался уникальным: его не коснулась рука грабителя, и в погребениях сохранились вещи из органических материалов – дерева, кожи, ткани. Захоронения содержали обширный комплекс вещей, характеризующих культуру кочевого населения Южной Киргизии. Был открыт новый тип памятников эпохи великого переселения народов. Баруздин датировал их, в основном, II–IV вв. н.э. Некото-рые курганы, по его мнению, могли быть отнесены ко II–I вв. до н.э.

Часть коллекции, состоящей из различных видов оружия, украшений, предметов культа и туалета, а также керамических и деревянных сосудов, археолог отправил в Эрмитаж. В 1983 г. в музее прошла выставка под названием «Памятники культуры и искусства Киргизии», на которой были представлены экспонаты из собраний Киргизских государственных Исторического музея и Музея изобразительного искусства, Государственного Эрмитажа, а также из фондов Ошского областного историко-краеведческого музея, Института истории АН Киргизской ССР и Института археологии АН СССР. Заметное место среди них занимали карабулакские находки Баруздина. В каталог выставки были включены де-ревянный гроб с крышкой; бронзовые фигурки людей; железные нож, меч и наконечники стрел; глиняные сосуды; шелковые покрывала; стеклянные ожерелья; плетеные корзины, деревянный гребень и косметический набор для подкраски глаз.

Помимо них, в могильнике были обнаружены мумифицированные естественным образом тела. Их сохранности способствовал сухой климат, но не только он. Мумии были найдены в гробах из широких арчовых досок. Арча – разновидность можжевельника, в древесине которой содержатся смолистые вещества в высокой концентрации.

Интересные исследования археолог провел в начале 60-х гг. в Алайской долине. Он выявил там около 15 могильников и вскрыл более 100 разновременных курганов.

Ход и результаты своих раскопок Баруздин освещал в Трудах Института истории АН Киргизской ССР, а также в Кратких сообщениях Института этнографии и Института археологии АН СССР. В 1962 г. в соавторстве с Г.А. Брыкиной была издана его единственная книга «Археологические памятники Баткена и Ляйляка». В соавторстве с А. К. Абетековым в 1963 г. он написал статью «Сако-Усуньские памятники Таласской долины». К сожалению, большая часть материалов Баруздина осталась неопублико-

ванной.

21 июня 1963 г., в возрасте 36 лет Юрий Дмитриевич трагически погиб в автомобильной катастрофе. По одной версии, перевернулся грузовик, который вез археологов на раскопки по горной памирской дороге. По другой, — машина, в которой находились Баруздин с маленьким сыном и группа школьников, внезапно заглохла. Водитель и школь-ники вышли посмотреть, что случилось. В это время раздался взрыв, в результате которого отец и сын сгорели заживо.

Самостоятельная исследовательская деятельность Ю. Д. Баруздина длилась менее 10 лет, но сделанные им открытия вошли в фонд мировой археологии и исторической науки в целом. Он подтвердил наличие связей Европы, Ближнего Востока и Египта с Китаем в середине первого тысячелетия н.э. Существовавшая тогда на юго-западе Ферганской долины страна лежала на пересечении нескольких евразийских дорог, в том числе, на Вели-ком шелковом пути из Китая в Европу.

Этот торговый маршрут обогатил культуры многих народов, в том числе, предков современных киргизов. Их культурные и экономические связи в I-V вв. были обширны. Баруздин нашел в погребениях много вещей иноземного происхождения. Среди них — янтарные бусы из Восточной Европы, индийское бронзовое зеркало, китайские шелковые ткани. Последние имеют особое значение для истории культуры, поскольку шелковые ткани производства III-VII вв. не сохранились даже в самом Ки-

тае.

Но наиболее известным открытием Ю.Д. Баруздина стала мумия из карабулакского могильника. Найденная им молодая женщина жила примерно в IV–V вв. н.э. Сохранились фрагменты ее платья из китайского шелка и кожаной обуви, а также украшения – браслеты и серьги. Вместе с ней обнаружили предметы домашнего обихода: плетеные корзинки-шкатулки и корзины с фруктами — персиками и абрикосами.

Баруздин назвал мумию Симой. Несколько лет он занимался ее изучением: определил примерный возраст и принадлежность к гуннской цивилизации. К сожалению, продвинуться в исследовании дальше не успел.

Изначально мумию поместили в Ошский музей, а в начале 80-х гг. передали в Киргизский государственный исторический музей, где она была выставлена в основной экспозиции. В советское время ее сохранность поддерживал специалист из Эрмитажа, проводивший процедуру бальзамирования. Остатки его химреактивов использовали еще раз в конце

90-х гг.

Киргизским археологам и антропологам не удалось установить ни имя, ни социальный статус, ни этническую принадлежность мумифицированной женщины. В постсоветское время ее практически не исследовали, на современные методы диагностики и ухода не было

средств.

Вокруг мумии стали возникать многочисленные домыслы и предрассудки. Ее называли древней колдуньей, «гуннской принцессой», «Баткенской девой» или «царицей», «женой фараона Анфисой» и т.п. Ей приписывали дурное влияние на судьбы отдельных людей и всего народа. Киргизские революции 2005 и 2010 гг., экономические трудности и природные катаклизмы, якобы были вызваны недовольством «Баткенской девы», останки которой выставлены на обозрение в музее на главной площади столицы. Даже трагическую гибель Ю.Д. Баруздина отнесли на ее счет.

Местные жители еще в середине 1960-х гг. воспротивились возобновлению раскопок. Среди них бытовало поверье, что могильник — кладбище лучших представителей древнего рода, покой которых нельзя тревожить. Многие годы часть киргизской общественности требовала от властей, во избежание лиха, захоронить «зловредный экспонат».

12 октября 2017 г. в Министерстве культуры, информации и туризма Кыргызстана состоялось заседание межведомственной комиссии по определению целесообразности нахождения мумии в музее. Через день ее предали земле там же, где нашли. 28 октября министр культуры был отправлен в отставку, а президент страны назвал захоронение мумии большой ошибкой. Через месяц конституционный срок полномочий президента истек. Рабочая группа парламента рекомендовала правительству вновь эксгумировать мумию и вернуть экспонат в Исторический музей. До сих пор это не произошло.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

64