16+

Газета «Сельская новь»

Главная / Статьи / На что надеяться тихой провинции?
03.09.2018 15:04
  • 12

На что надеяться тихой провинции?

А может и не надо нам никаких рывков? Если предложат варианты тихого, медленного, но верного развития- отказываться не будем. Это вполне может соответствовать образу тихой, неспешной, задумчивой провинции…

Нынешнее лето порадовало малиной. С полным бидончиком ароматной ягоды иду от небольшого елового леска к родной деревне. Напрямик. Через заросли дудок, загрубевшие, высох-шие, коричневатые стебли которых в человеческий рост и даже выше пружинят и «выстреливают» колючими семенами в волосы, глаза, в бидончик с ягодами, отчего его приходится поднимать над головой. Внизу ноги опутывает густая вязкая трава, называемая мышиным горошком. Солнце печет нещадно, и эти полкилометра кажутся нескончаемыми.

Зарастающая и дичающая провинция. Но не зарастает бурьяном память, которая в такие моменты закономерно уводит в те времена, когда все здесь было где выкошено, а где вытоптано скотом, и мы постоянно бегали в ельник за белыми грибами, за черникой или просто поиграть… Самой большой «опасностью» считалось вляпаться в коровью «лепешку» и вызвать смех ребячьей оравы. И если бы тогда кто-то сказал, что пройдет время и вы будете бояться встречи с бешеным енотом или лисой, его бы посчитали сумасшедшим. Нелепой фантазией также могло показаться предсказание, что земля окажется никому не нужной. Свободной не было, и сенокосничали деревенские (у кого на подворье имелась корова, другая живность) за пределами своего приусадебного участка украдкой, до тех пор, пока совхоз не выполнит план по заготовке кормов и не поступит официальное разрешение. Как радовались, если удавалось найти еще не занятое место на неудобьях- небольшой «клинышек» травы или совсем крохотный «пятачок» где-нибудь возле леса.

Иногда деревенские даже поругивались между собой, если один вдруг неожиданно «вторгался» на сенокос, негласно «закрепленный» в течение нескольких лет за другим.

Детство, как известно, ассоциируется со сказками. А разве не сказкой было пройтись босиком по проселочной дороге, с обеих сторон которой колосились рожь и пшеница, а развеселые васильки и ромашки воспринимались, как украшение хлебов? Или поле цветущей гречихи- вообще загляденье!

А теперь заросло все, вот она земля- не нужна никому. И в нашем бурьяне просвета не видно. Колхозы, даже считавшиеся базовыми и казавшиеся монолитными и вечными, бросают обрабатывать почву, сеять хлеба. Освобождающуюся «нишу» никто равноценно не заполняет- ни фермеры, которые малы и количеством, и объемом производства, ни инвесторы, которых ждем, как манны небесной. Появляются, но о замене или, как сейчас модно говорить, альтернативе «классике» сельхозпроизводства говорить пока не приходится. Да и что у них на уме- поди знай. Лет с десяток назад значительную часть земель сельхозназначения в районе скупила крупная фирма, у которой с тогдашним руководством области было разработано соглашение, согласно которому на базе бывшего колхоза «Красное поле» должны появиться не только крупные животноводческие комплексы, но и построены объекты социальной инфраструктуры: детский сад, спортплощадка и т.д. Из нулевого, а вернее из бумажного цикла процесс так и не вышел. Поэтому в очередной раз бить в фанфары не торопимся. Обжегшись на молоке, дуем на воду.

Все веяния нового времени проносятся мимо нас- и модернизация, и импортозамещение. Теперь вот наверху заявили, что нашей стране нужно совершить рывок. Да кто же против? Во всяком случае мы не из тех- по столичным Болотным площадям не шабатаемся, в политических играх и интригах не участвуем. У нас тихая и мирная провинция, которая по причине своей крохотности позволяет наблюдательным и любознательным людям сравнивать свое бытие с тем, что пытаются внушить глашатаи. Вот мы периодически слышим, что сельское хозяйство динамично развивается в стране. А наш-то сельскохозяйственный район, как и многие другие, как к этому процессу, каким боком? Я уж не говорю, что в том же телевизоре, но другие люди, не политики, преду-преждая зрителей о пальмовом масле в булочках, печенюшках, мороженом, изготовленных на основе «пальмы» сыре, твороге, других молочных продуктах, добавляют ложку дегтя в ту самую бочку «динамичного развития».

В общем, как ни крути, а к рывку на сельскохозяйственной ниве мы не готовы. А в других сферах? А если по большому счету, то будем ли мы в рывке участвовать, вовлечены в этот процесс? Сейчас у нас позиция (особенно в плане экономики) больше созерцательная. И не только в вопросах, о которых говорилось выше. Например, в отношении к праздникам. Если с Новым годом у нас принято поздравлять недели за две до его наступления, в большом почитании Пасха и Троица, а в Великий День Победы к вам с поздравлениями обратится едва ли не каждый встречный, то государственные праздники, установленные этак десятка два лет назад, большинство в упор не замечает. Не чувствуется запаха шашлыков на улице, не гремит музыка на главной Советской площади, и ни одного поздравления от ближних или далеких друзей, знакомых, просто проходящих мимо. От местной власти- дежурные мероприятия. Это в Москве торжественные приемы, награждения, речи, бокалы с шампанским и фейерверки. И диктор по телевизору: «Вся страна от Владивостока до Калининграда празднует…». Дальше можно не слушать.

Созерцательная и консервативная провинция. Если будем двигаться в прежнем фарватере, то окончательно окажемся в зарослях борщевика и сорной растительности. Поставим там большие телевизоры, или будем блуждать в «дебрях» интернета…

Давайте думать о лучшем, что рывок будет. Откуда он возьмется, этот импульс, где генераторы идей, в каких отраслях, организациях, кабинетах? Первые мысли, конечно же, о власти, ближней к нам. В прежней системе райком партии «заруливал» вдоль и поперек, кому-то давал пинка. Если мы за майскими праздниками прозевали начало весенне-полевых работ, то нам звонили с претензиями: в таком-то колхозе уже ведут сев, а вы не знаете?! И каждый понимал- гусей лучше не дразнить: быстро собирался – брал ручку и блокнот, искал шофера, звонил в райсельхозуправление, чтобы пригласить специалиста. В поле, где проводились работы, удивлялись нашему внезапному появлению, а ведь по приезду оттуда надо было еще и материал написать, чтобы пошло срочно в номер, как мы говорили, с «колес». Такой прыти сейчас не наблюдается. Нигде. Пример показательный, но для редакции не типичный. Другим, особенно производственникам, доставалось чаще и больнее, в том числе и с нашей помощью. Хорошо это или плохо- не говорю. Сломано давно все.

Теперешняя местная власть лишена возможности «раздавать пинки», экономика перешла в частные руки. Сохранились лишь рычаги влияния на бюджетную сферу, и то не на всю. Денег в местной казне нет (имеется ввиду на развитие района)- бюджет дотационный. А на нет и суда нет. Без денег теперь ничего не сделать. Об идеях, которые способны нас объединить и сподвигнуть на какое –то дело, мне неизвестно. Какие идеи? На общедомовые собрания ходить перестаем, чистить снег или обкосить траву чуть в стороне от своих интересов не хотим. Только он, личный интерес, или деньги.

А у кого есть деньги? Наверное, у бизнеса, вернее должны быть. Однако, имеющееся в городе и районе предпринимательство, не считая торговли, сложилось давно, а ростки нового не проклевываются. Оно и понятно- открыть свое дело сейчас не просто дорого, а очень дорого. Неподъемно и чрезвычайно рискованно. Наоборот, некоторые виды бизнеса испытывают трудности, накопили существенные долги и едва ли имеют шанс «выкарабкаться».

Как-то один из местных предпринимателей пожаловался: они (наемные работники) плохо работают. «И не будут»,- «успокоил» я его, поскольку они считают: как ты им платишь, так они и работают. А ты считаешь: как они работают, так ты им и платишь. Противоречие, которое не могут или не хотят решать во многих частных предприятиях, становится тормозом для развития.

Даже торговля, казалось бы непотопляемая и непрогораемая, начала сдавать позиции: закрылись магазины хозтоваров по пер. Красный и бытовой техники на Октябрьской.

В качестве положительного примера можно привести строительство храма возле колокольни, на такие темпы многие не рассчитывали. Протоиерей Олег (Филиппов), отклонив либеральные подходы, в ручном режиме управляет работой строителей из стран СНГ, забирается частенько на головокружительную высоту, чтобы проверить работу и дать указания.

Но самый большой «рывок» наб-людается на пунктах приема цветных и черных металлов. Иногда очереди из машин с вторсырьем выстраиваются до центральной улицы. И сам я в этом «рывке» изредка принимаю участие. Чего только в горах черного металла не увидишь?! И опять-таки никакого секрета, все те же деньги, так как цены (в первую очередь на черные металлы) резко подскочили…

Не усмотрел я, возможно по причине своей близорукости, ни источников, ни желания для совершения рывка в районе. Ни предпосылок, когда надо по логике для начала остановить сползание, может быть, помочь оставшимся сельхозпредприятиям, или хотя бы списать давнишние долги, или хотя бы не усложнять им жизнь, исключить возможность необоснованного банкротства промышленных предприятий, как это чуть не произошло у нас в прошлом году.

А может и не надо нам никаких рывков? Если предложат варианты тихого, медленного, но верного развития- отказываться не будем. Это вполне может соответствовать образу тихой, неспешной, задумчивой провинции…

Автор: В. Солунин

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 0 человек

03.09.2018 - 03.10.2018

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх