16+

Газета «Сельская новь»

Главная / Статьи / Игуменья Леонида
18.05.2017 09:15
  • 87
  • 1
В печати не опубликовано!

Игуменья Леонида

Памяти Лидии Дудыкиной

Лет восемь назад, при очередном приезде в Красный Холм, я зашел в часовню у колокольни. Тогда там работала приятная в общении женщина. Как зовут её, я не знал. Я ей часто рассказывал о своих находках в краеведении. В то время я узнал про репрессированного псаломщика Леонида Колокольцева, он служил в Рачевской церкви в 1930 годах. Мне представилась возможность просмотреть уголовное дело на него в Тверском архиве. И я поделился этой новостью со своей знакомой. Внимательно выслушав меня, сказала: «А ты слышал, у кладбищенской церкви есть могилка, на которую люди приходят зимой и летом со своими скорбями и просят о помощи, говорят там похоронена какая-то матушка Леонида?»
-Какого Леонида? — переспро-
сил я.
-Ты не понял. Не мать какого-то Леонида, а женщина с именем Леонида. Наверное, она монахиней была. Вот ты поедешь в архив, посмотри там, может быть, что-то и про неё найдёшь?

Я заинтересовался, кто же такая была эта матушка Лео-нида? И решил проверить базы данных о репрессированных священнослужителях. Но найти что-либо о монахине по имени Леонида я не смог.
Попробовал искать в интернете через поисковик. Нашлось упоминание о некой игуменье Леониде из Шёлдомежского монастыря Кашинского уезда. В этой обители была чудотворная Шестоковская икона Божьей Матери. Её с крестным ходом приносили в Бежецк и Красный Холм. В Красном Холме было много пожертвований льняными холстами. Выходит, связь этой игуменьи Леониды с Красным Холмом в далёком прошлом была. Но так как всё это происходило в XIX веке, я усомнился, что в Красном Холме покоится именно она. Ведь та, о которой помнят в Красном Холме, была жива в советское время (по рассказам краснохолмцев).
В Тверском архиве найти о матушке Леониде мне тоже ничего не удалось. На этом мои поиски завершились.
Но как-то раз одна пожилая знакомая мне рассказывала про Антониев монастырь, как ее родственники в старину туда ходили, да что был там «прозорливец Коленька». А потом и говорит: «А ведь в Красном Холме не только мужской, но и женский монастырь был, недалеко от пожарки, а монахинь в нем было мало, 13 что ли…». И действительно, позднее я увидел среди экспонатов краеведческого музея икону «Пр.Серафим Саровский», вышита она сестрами краснохолмского подворья Шестоковской общины. Подворье того самого монастыря из Кашинского уезда.
Я стал размышлять, а что, настоятельница Шёлдомежского монастыря игуменья Леонида дожила до советского времени? Монастырь в с. Шёлдомеж был ликвидирован, она перебралась в краснохолмское подворье, где и скончалась.
Прошло несколько лет, ничего нового узнать мне не довелось. Весной 2016 года я вновь поехал в областной архив для поиска сведений о своей церкви. Там случайно наткнулся на фонд о Шестоковском монастыре. Документов в нем оказалось совсем мало, но… в них фигурирует имя действующей настоятельницы игуменьи Леониды до 1917 года, было ей тогда 75 лет.
Этот факт заставил меня вновь обратиться к интернету, чтобы освежить уже позабытые мною вехи истории этой обители. За прошедшие годы появилось много источников, подробно повествующих о ней, и даже переиздана монастырская летопись, написанная священником А. Тяжеловым в начале ХХ в., которую я без раздумий приобрел. Из летописи выяснилось, что в создание этой обители приняли участие и краснохолмцы.
Жизнь монастыря в селе Шёлдомеж коротка в сравнении с древним Антониевым, но и она была наполнена событиями, которые иначе, чем чудо, не назовешь. Главным событием стало явление самой Шестоковской иконы. Случилось это в конце XVIII века в Москве в доме секунд-майора Скрипицына Н. Д. Жила у него «простенькая» девица. Однажды она заявила, что видела во сне, будто в их доме в печной трубе находится сама Пресвятая Богородица. Несколько раз она говорила о своем видении, хозяева не верили ей до тех пор, пока на печной шесток из трубы не выпал опаленный сверток холста. Развернув его, все увидели дивное изображение Богородицы. Холст был практически не поврежден, кроме правой руки Богородицы. Хозяин дома был набожный и воспринял это событие как милость Божию. Он привез явленную икону в свою кашинскую вотчину с. Шёлдомеж, где быстро разнеслась весть о явленной иконе, и народ стал стекаться, чтобы увидеть её. После смерти владельца иконы, её переносили из дома в дом потомки. Это сопровождалось крестными ходами и стечением народа, что вызвало нарекание церковного священноначалия. В 1832 году Е. Н. Скрипицын передает Шестоковскую икону в храм села Шёлдомеж. После этого другие потомки несколько раз пытались вернуть образ. Они получили разрешение от Тверского Владыки Гавриила, но в селе случилось из-за этого народное волнение, прихожане икону отдавать не хотели. Завязалась переписка, в итоге которой образ все же был высочайшим указом от 07.06.1851 г. оставлен навсегда в приходском храме.
С разрешения церковных властей в храме устроили придел во имя Шестоковской иконы. Многочисленные паломники шли в село Шёлдомеж помолиться перед явленным образом. Некоторые желали постоянно жить рядом. Они обратились к настоятелю Е. Предтеченскому с просьбой создать при храме общину, которая жила бы по монастырскому уставу. Он поддержал эту идею и обратился к начальству с прошением. Т.к. приход был не богат, и земли не было для устройства общины, то в поддержку прошения многие люди обещали сделать вклады. Среди них и краснохолмские мещанки: Неонила Федорова пожертвовала 70 десятин земли, Татьяна Никонова и ее сестра из Кашина 100 руб. и дом с постройками, и землю в 91 сажень. Прошение было удовлетворено. Так образовалась Шестоковская община. Для устроения монашеской жизни в общине по прошению её членов была назначена из Бежецкого Благовещенского монастыря рясофорная послушница Ольга Мироновна Бочкова, было это в 1887 году. Она и ранее бывала в с. Шёлдомеж у своей сестры крестьянки Неонилы Федоровой, и однажды исцелилась от недуга, помолившись пред чудотворным образом.
До этого Ольга долгое время исполняла послушание сборщицы пожертвований в Петербурге. Этот опыт очень пригодился в новой должности. Много сил приложила она для устроения новой обители: ремонт приходской церкви, постройка жилья, хозяйственных строений и школы, средства на которую были выделены Синодом после личного обращения к обер-прокурору Победоносцеву.
В 1888-м в Бежецке послушница Ольга приняла монашеский постриг с именем Леонида.
Росла община, и росло число богомольцев. Сестры задумали выстроить новый просторный храм. Благословение на это дал Архиепископ Тверской Савва и Отец Иоанн Кронштадский. Вручая 20 рублей, он сказал монахине Леониде: «Вот тебе от меня первая жертва, строй храм новенький, а старый не трогай…».
12 лет строили сестры и прихожане храм, постройка затянулась из-за случившегося летом 1900 года ночного пожара, который уничтожил 35 строений, уцелела лишь школа.
Несмотря на это, в 1906 году обитель по прошению сестер и поддержке Архиепископа получила статус монастыря, а монахиня Леонида возведена в сан игуменьи.
Трудами настоятельницы, сестер и благодетелей обитель процветала. Образовались два подворья: первое — в Петербурге, созданное при участии о. И. Кронштадского, второе — в Красном Холме.
Вот что известно из летописи монастыря о краснохолмском подворье. Приобретено оно случайно, материальной поддержки не приносит, но служит приютом для сестер, приезжающих в город по делам. До этого сестрам приходилось ютиться по квартирам или у знакомых. В 1900 году мещанин В. С. Баруздин пожертвовал обители небольшой домик на окраине города и прилегающую к нему землю (915 кв.саженей) с пожеланием, чтобы на этом месте была выстроена часовня или храм. Вскоре на этой земле для монастыря купчихою Бородавкиной А. М. был выстроен двухэтажный дом с домовой церковью на втором этаже. На её же средства церковь была украшена и наполнена убранством. Церковь была освящена 17.10.1904. во имя Сретения Господня. Кроме дома, подворье имело еще 5 построек и 2-х этажный жилой корпус. В начале ХХ века в подворье проживало около 30 сестер. На протяжении многих лет состав насельниц был примерно один.
Приведу список из архива за 1920 год: управляющая монахиня Агния, просфорня А. Андреева 45 лет, трапезница А. Фомина 45 л., К. Филиппова 45 л., певчая Е. Трофимова, трапезница А. М. Самарина 44 л., певчая Е. П. Никитина 37 л., Т. П. Громова 43 л., певчая О.Я.Павлова 39 л., регентша А. Александрова 31 г., певчая П. Егорова 28 л., певчая А. Яковлева 25 л., чтица В. Федорова 31 г., певчая М. Александрова, А. Михайлова 60 л., певчие Н. Леонтьева 26 л. и А. Васильева 19 л.
В фонде Шестоковского монастыря документы обрываются в начале 20-х годов. О том, что происходило с монастырем в те годы, теперь можно узнать из исследований ярославских краеведов. Имущество было частично конфисковано, сестры организовали сельхозартель, но ненадолго. Шестоковская икона была уничтожена. Судьба игуменьи Леониды неизвестна, мне не удалось найти никаких сведений о её смерти. После 1917 года настоятельницей монастыря была София (Иванова). Весной 2016 года я побывал в Петербурге, в бывшем подворье монастыря в церкви во имя Шестоковской иконы Божией Матери. Также я совершил поездку в с. Шёлдомеж, к руинам монастыря. Прошелся по комнатам монастырской школы. Вошел в заброшенную приходскую церковь, обошел все кладбище. Нашел могилы монахинь, но среди них не было захоронения игуменьи Леониды.
И вновь подумал: «А может все-таки это она покоится на городском кладбище под скромным железным крестом?» Утверждать не могу. Но знаю, что матушкой с любовью называют в монастырях мать-настоятельницу, игуменью. Краснохолмскую матушку Леониду еще при жизни почитали за святую, звали прозорливицей, и до сих пор за помощью к ней идут. Чем же она снискала такое уважение и почитание? Уж не долгим ли монашеским служением? Уж не великими ли трудами в чине игуменьи, создавшей чудесный монастырь? К кому должны идти верующие люди, если не к игуменье, заботившейся при жизни о двух сотнях сестер, и имевшей, судя по всему, сильнейшую, пламенную веру в Бога?
По ряду фактов можно предположить, что краснохолмская безвестная м. Леонида и Леонида (Бочкова) игуменья Шестоковского монастыря, это один и тот же человек. Я на этом не настаи-ваю, но надеюсь, что когда-нибудь это будет установлено точно. Сожалею лишь о том, что мне не удалось поведать эту историю женщине, которая восемь лет назад работала в Троицкой часовне
г. Красного Холма. Недавно я узнал, что звали её Лидия Анатольевна Дудыкина. Она скончалась в 2014 году. Её памяти я посвящаю эту статью. Наверное, Лидии было бы интересно услышать мой ответ на её вопрос.

Автор: А. Пронин,

Комментарии (1):

Nata_Tarasova , 29.07.2017 14:38 #

Спасибо! Очень душевная статья.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх